Кашина Надежда

Кашина
Надежда

1896–1977
56
Триптих: Колхозные заботы. 1963. Холст, энкаустика. 84х30
55
Триптих: Колхозные заботы. 1963. Холст, энкаустика. 84х30
Невеста. 1968. Холст, масло. 49х40
Невеста. 1968. Холст, масло. 49х40
54
Триптих: Колхозные заботы. 1963. Холст, энкаустика. 84х30
Жаркая осень. 1959. Холст, масло. 47,5х79,5
Жаркая осень. 1959. Холст, масло. 47,5х79,5

Ещё во время учебы во ВХУТЕИНе Надежду Кашину отличало незаурядное чувство цвета, лишь отчасти унаследованное от учителей — Роберта Фалька и Сергея Герасимова. Неудивительно поэтому, что Кашина переехала в Узбекистан исключительно по внутренним причинам: она шла за цветом. В 1928 году она была командирована в Ташкент Главискусством. Год спустя Кашина вернулась снова, уже самостоятельно, а в 1930 году окончательно переехала в Узбекистан — несмотря на то, что в Москве у неё сложилась и творческая среда, и выставочная судьба: Кашина входила в громко прозвучавшие в эти годы общество художников «РОСТ» и группу «13».

В Ташкенте, где Надежда Кашина осталась навсегда, началась совсем другая жизнь. От решения сугубо художественных задач Кашина перешла к изучению натуры. Возможно, она испытывала искренний интерес к быту и людям нового для неё края. Но не исключено, что этот сдвиг был продиктован элементарным чувством самосохранения: обвинение в формализме в те годы нередко было равнозначно смертному приговору. Например, материал к полотну «Женщина в колхозе — большая сила» собирался художницей в течение целого года: «Чтобы правдиво изобразить, надо глубоко знать предмет… Я перенесла свою мастерскую в колхоз, где работала год, изучая жизнь колхоза и работая над натурой».

Эта подчёркнутая связь с жизнью и социальная острота не лишили полотна Кашиной собственно живописных достоинств: сейчас, независимо от сюжета, они притягивают взгляд в первую очередь решением колорита и виртуозной передачей световоздушной среды, сближающей Кашину с импрессионистами.

Цветом и выразительным лаконичным рисунком выделяются в ряду других «Окон УзТАГ» плакаты Кашиной, над которыми она работала, в числе других ташкентских графиков, с первых дней войны. Работу в жанре плаката художница успешно продолжила и после войны.