10-05-2016 КАРТИНА КАК АКТ ЖИВОПИСНОЙ ВОСПРОИЗВОДИМОСТИ

Вернуться к списку публикаций

… Войдя в первый зал галереи, зритель неминуемо останавливается на несколько секунд и замирает – обилие ярких красок на больших холстах пугает и притягивает. Между портретами, бытовыми сценами из жизни, натюрмортами ходишь как завороженный, с единственной мыслью: «Сколько любви к жизни у этого человека?». К работе, привлекающей своей необычностью, приближаешься не сразу – на зеленом поле, кажется, в хаотичном порядке, размещены изображение молодого курящего человека, фрагмент картины Рембрандта «Возвращение блудного сына», отец с ребенком и горящий бревенчатый дом. Все сразу встает на свои места, когда становится известно название холста – «Портрет Андрея Тарковского». Базилев познакомился с классиком советского кино в середине 80-х. Как он вспоминает, произошло это благодаря сестре режиссера – Марине. Та передала несколько холстов тогда еще молодого и никому неизвестного художника всемирно известному Тарковскому, которому работы показались интересными. Он пригласил Базилева поработать с ним, но этого не случилось – Тарковский эмигрировал, а потом умер…

Читать рецензию