20-11-2016 На троих

Вернуться к списку публикаций

«Что до стихов, писала она их лет с семи, только «в стол» и ни разу не публиковала, называя себя безмолвным поэтом — не желая даже пытаться печататься в стране, в которой жила. О её стихах и дневниках знали разве что друзья и кто‑то из числа московской интеллигенции, собиравшиеся в столичной квартире — той самой, где, расставшись с Лабасом, она продолжала жить».

Читать статью